Классика

Федор Иванович Тютчев
(1803 - 1873)
Как погибают комнатные растения? Сначала пересыхает почва. Затем гибнут корешки. Точка бифуркации пройдена. У этого растения нет больше будущего. Поливай, не поливай, корни не реанимируешь.

Человек – не растение, но прохождение точки бифуркации имеет схожую картину. Только в ней речь идет о Духовных корнях. Мы наделены Свободой воли и отлучить от Духовных корней нас может только Создатель или… мы сами…

Наши Духовные корни имеют название – РУССКОСТЬ. Русскость – это вечная боль за Родину Богов. Боль, сквозящая в музыке, например, С.В. Рахманинова, в поэзии, в особой культуре философской мысли, в литературе, в живописи. И вот перед нами стихотворение Ф. И. Тютчева… Читаем и первое, что приходит на ум: «Это – о нас»! Тютчев писал о нас почти 150 лет назад. А.С. Пушкин и того ранее. М.В. Ломоносов и подавно ранее. Так ведь писали же, болели Душой, ВЕРИЛИ в судьбу России. Нить этой ВЕРЫ выжила в веках, протянулась к нам. Русскость у Ф.И. Тютчева, русскость в твоей, моей Душе, СоТворец! Примем бережно и нежно свои Духовные корни! Будем отыскивать их еще и еще и принимать в нашу жизнь сегодня, через столетия. Принимать, потому что РУССКОСТЬ – это связь между собой и с Создателем. Связь, не имеющая сроков давности!

Славянам («Привет вам задушевный, братья...»)

Привет вам задушевный, братья,
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!

Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы – свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей, –
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,

Здесь, где у власти и подда́нства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но всё же мы народ единый,
Единой матери сыны;

Но всё же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России – не прощают вас!

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу и другу
Впервые скажет: «Это я!»

При неотступном вспоминанье
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:

Для них – закон и равноправность,
Для нас – насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь
И тяготеет и над нами –
Над нами, собранными здесь...

Еще болит от старых болей
Вся современная пора...
Не тронуто Косово поле,
Не срыта Белая Гора!

А между нас – позор немалый
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,

Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,

И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас?..
Мы ждем и верим провиденью –
Ему известны день и час...

И эта вера в правду бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди...

Он жив – верховный промыслитель,
И суд его не оскудел,
И слово Царь-освободитель
За русский выступит предел...

Начало мая 1867